среда, 15 июля 2015 г.

Седьмая неделя лета. Читаю

Подходит к концу седьмая неделя драгоценного лета. Читать летом - хорошо! Можно дома, можно в скверике, можно в метро. Главное, чтобы книжка была интересная. Книги, которые я прочитала за эти семь недель, терпеливо ждали, пока 65 моих девятиклассников сдадут ОГЭ и я смогу вздохнуть свободно. И дождались.
Александр Чудаков. "Ложится мгла на старые ступени". Роман-идиллия.
Рассказчик - представитель того поколения, которое знает, что такое ГУЛАГ, хранит живое ощущение великой войны. Главный человек в его жизни - Дед, Саввин Леонид Львович, который получил духовное образование, но священником не стал. Внука своего Антона он любит за любознательность и чуткое сердце и дает ему уроки жизни, которые тот никогда не забудет. Семья Саввиных-Стремоуховых - это островок неторопливой жизни, построенной - вопреки обстоятельствам - на повседневном тяжком труде и по законам добра и справедливости. Память рассказчика хранит множество деталей, подробностей, лиц, случаев из жизни, преданий, стихов, песен. Автор совершенно уверен в том, что нам с вами будет "остро-любопытно" все то, что так дорого ему самому в прошлом. Например, его товарищ, "гений орфографии" Васька, который "из своего орфографического опыта сделал незыблемый вывод: в русском языке все слова пишутся не так, как произносятся, причем как можно дальше от реального звучания": "пестмо", "педжаг", "зоз-тежка", "аппрекоз"...
Или конь Мальчик, который умел улыбаться и грустить вместе с людьми. Каждая глава - особенная. Каждая - о своем. Общего сюжета нет.
500 страниц - и так жаль переворачивать последнюю! Великолепное чувство юмора, ощущение слова, проникновение до самых его глубинных, потаенных смыслов! Чувство юмора у А. Чудакова природное. Но и от Чехова, наверное, которым он всю жизнь занимался. А что касается языка, стиля, то ведь учителем Александра Павловича был В.В. Виноградов.
Почему роман-идиллия? Сам писатель объяснил так: "Это будет последний роман-идиллия - ностальгия по доиндустриальной эпохе, но не патриархальной, как у Ф. Искандера, а русско-интеллигентски-патриархальной, осколок дворянского XIX века". Нет, не зря эта книга стала лауреатом "Русского Букера десятилетия". История нашей страны останется в сознании нации такой, какой она изображена в романе А. Чудакова. Историческая наука здесь бессильна. Только в художественном произведении человек существует на фоне формаций, революций, философских учений. "Ни в одном научном сочинении человек не дан в скрещении всего этого - а ведь именно в таком перекрестье он пребывает в каждый момент своего существования. И сквозь этот прицел его видит только писатель," - учит дед своего внука Антона Стремоухова, историка.
Книга "Ложится мгла на старые ступени" из тех, которые хочется перечитывать.
Захар Прилепин. "Обитель". Действие романа происходит на Соловках, где власть не советская, а соловецкая. "Это не лагерь, это лаборатория", в которой проявляется человеческая суть. "Тюрьма... и люди вдруг оборачиваются другими сторонами...тремся, и тремся, и тремся всеми боками, не в силах разминуться, - и вдруг прозреваем суть." События даны через восприятие одного из заключенных, Артема Горяинова. Он молод и готов любить и жить. При чем тут тюрьма, "если целая, до самого солнца, жизнь впереди". Один из заключенных говорит о нем так: "В тебе было мужество, но не было злобы. Был смех, но не было сарказма. Был ум, но была и природа". Однако нет ничего такого в лагерной жизни, что каждую минуту не готово превратиться в свою противоположность. "Не по плису, не по бархату хожу, а хожу-хожу по острому ножу", - напевает Артем. С жуткими, рвущими душу подробностями автор рассказывает о том, как в соловецком мире  рушатся надежды человека на любовь, справедливость, милосердие. "Этот монастырь - он же с зубами! Ты видел его сторожевые башни? Они же каменные клыки!" Здесь в людях открывается самое отвратительное и страшное: "Каждый человек носит на дне своем немного ада: пошевелите кочергой - повалит смрадный дым."Олень Мишка и собака Блэк - бессловесные свидетели происходящих в лагере событий, Увиденные их глазами, эти события кажутся еще более ужасающими и бесчеловечными. Зверски убит пес Блэк. Олень Мишка, переживая смерть "собачьего товарища",определил всю человеческую природу как злую и перестал подходить к людям.
"Человек темен и страшен..." Это начало последней фразы романа. Хорошо, что там есть продолжение: "Человек темен и страшен, но мир человечен и тепел".
Человечность и теплота книги Захара Прилепина в том, что он никому не выносит приговоров, а дает слово всем, от начальника лагеря Эйхманиса до владычки, готов смотреть на все случившееся "изнутри другой головы": Галины, Бурцева, Мезерницкого, Афанасьева. Человечность и теплота - в деталях, мелочах, порой смешных и трогательных ( лисофон, например), в описаниях природы: "Только две чайки вскрикивали и кружили над двором, мучимые бессонницей и мигренью", "Мутный, пересоленный ветер, подвывая, носится туда-сюда, словно потерял свой ошейник". Эта книга - тоже наша история, написанная большим художником слова.
По рекомендации Захара Прилепина (блестящий портретный очерк о друге-писателе) прочитала сборник рассказов Михаила Елизарова "Мы вышли покурить на 17 лет". Автор - прекрасный стилист, изобретательный художник, который умеет писать и о веселом, и о грустном, и о странном в нашей жизни: "Страх настиг и приобнял за ребра - я услышал шелестящие вкрадчивые шаги и хриплое придыхание. Кто-то подкрался ко мне. Сердце дергалось, точно его пытались оторвать, как рукав рубашки. Я резко повернулся всем корпусом, отмахнулся посохом... У моих ног шевелился большой полиэтиленовый пакет. Он был исполнен воздуха, выкатил надутую грудь, словно токующий тетерев". Нецензурная лексика? Да, есть. Но исключительно как средство характеристики героя:)).
Картинки по запросу Носов фигурные скобки рецензияДве странные книги прочла: Сергей Носов "Фигурные скобки" и Владимир Сорокин "Метель".
"Фигурные скобки" - и детектив, и приключения, и производственный в некотором смысле роман, и философский. Но общее впечатление как от детского калейдоскопа: узоры случайные, красивые фантастические и неуловимые. Вот и с романом так. Все мучаются: в чем смысл? в чем смысл? Автор же стоит в сторонке и посмеивается: фокус! магический реализм! Я видела Сергея Носова на фестивале: хитрые глаза и ооочень лукавая улыбка!
Владимир Сорокин: Метель"Метель" Сорокина. Сюжет известный: зима, уездный доктор Платон Ильич едет спасать больных, а у станционного смотрителя лошадей нет. Один выход - самоход крестьянина Перхуши. И вот 50 крошечных лошадок, запряженных под капором  самохода, мчат доктора  с его вакциной на помощь больным какой-то таинственной болезнью. Но метель! Беда за бедой. Чудеса появляются внезапно и буднично: прозрачные пирамидки, витаминдеры, китайцы какие-то с живородящим холстом, лошади с трехэтажный дом. И сквозь это - все то же, родное и узнаваемое: метель с ее бесами и простодушный русский мужик, который генералов прокормил.
Чтобы детям рассказать, прочитала "Мохнатого ребенка" Марины Аромштам и "Взгляд кролика" Кэндзиро Хайтани.
Аромштам Марина - Мохнатый ребенок скачать бесплатно    
 "Мохнатый ребенок" - это не ребенок, а кот или вообще какой угодно домашний зверь. Потому что каждый домашний питомец - это в действительности "человек, обросший шубой", или панцирем, или чем-то там еще. А "Взгляд кролика" - это не про кролика, а про замечательных учителей.
И еще попались две книжки о воле к жизни, о преодолении преград и жизненных трудностей. Роман-дневник Эрленда Лу "Мулей" начинается так: "Мы падаем. Люблю тебя. Делай что тебе хочется. Папа. (SMS-сообщение с борта самолета). И это самое сильное начало после "Все счастливые семьи похожи друг на друга..." Несмотря на то что вся книжка посвящена тому, как героиня ищет способ покончить с собой, читать ее весело. Так, узнав, что в Румынии птичий грипп, опасный и для человека, девушка отправляется туда, чтобы отыскать больную птицу и подружиться с ней. В общем, героиня перемещается по всему свету с такой скоростью, что ее депрессивное и суицидальное "я" не успевает за ней.
Дебби Макомбер. "Магазинчик на Цветочной улице". Это такая мелодрама. Кого-то  вдохновит или утешит. В отпуске можно... хотя не литература, конечно.
И еще Славу Сэ почитала. "Сантехник, его кот, жена и другие подробности". Это так смешно, что даже слишком. Можно растащить на цитаты и прослыть остряком. "Сухогруз оказался антикварной калошей, сыном порочной страсти самовара и стиральной машины".  "Коту объясняли газетой по ушам: хомяки нам друзья, а не жиры и витамины". "Без женщины дом звереет".
Кажется, мой дом звереет и с женщиной. Поэтому пойду-ка я посуду мыть. 

1 комментарий:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...